Калининградский янтарный комбинат, входящий в госкорпорацию "Ростех", - единственное в России и крупнейшее в мире предприятие, которое добывает янтарь в промышленных масштабах. О том, как сегодня работает уникальное предприятие рассказал в интервью корреспонденту РИА Новостей Евгении Римко генеральный директор Михаил Зацепин

Вопрос: Михаил Иванович, завершился Второй экономический форум янтарной отрасли, удачно ли он прошел?

Ответ: На мой взгляд, успешность мероприятия подобного масштаба заключается в его значимости и необходимости проводить регулярно. В прошлом году, когда мы готовили первый форум, страшно волновались — сомнения были даже в том, что у нас вообще получится провести столь масштабное мероприятие. Результаты первого янтарного форума воодушевили нас проводить его на постоянной основе. В этом году особый случай — 70-летие комбината и, по сути, юбилей отечественной янтарной отрасли. Второй форум у нас получился европейского уровня, все участники отметили прекрасную организацию, оформление, интерактив — вышло по-настоящему современно, интересно и познавательно.

Участниками мероприятий форума стали более тысячи человек, еще больше пяти тысяч гостей, туристов и любителей янтаря побывали на разных площадках Amberforum-2017. Была и деловая часть, и выставка-продажа, и большая культурная программа. В ближайшее время начнем подготовку к третьему Amberforum.

Вопрос: Какие иностранные делегации посетили форум?

Ответ: В прошлом году на форум приезжали участники из Прибалтики, нескольких европейских стран, Катара, Китая. Иностранные гости участвовали только в деловой программе, посетили выставку и другие мероприятия форума. Так скажем, оценили необходимость своего участия.

А на этот раз приехали уже показать себя во всей красе — семь компаний из Литвы и одна из Белоруссии выставляли у нас свои изделия из янтаря. Мы заранее проконсультировались с калининградской таможней, чтобы у участников не возникло проблем на границе.

В следующий раз постараемся еще больше расширить количество иностранных участников выставки и выставить, например, китайских производителей, у которых есть чему поучиться. Вообще, в деловой программе форума в этом году приняли участие спикеры и гости из Польши, Литвы, Китая, ОАЭ, Франции, Дании, Эстонии, Латвии и ряда других государств. Янтарь в разных странах воспринимается по-разному. Считаю, что для отрасли очень важен и интересен подобный обмен опытом между людьми и разными культурами.

Вопрос: В рамках форума вы отпраздновали еще и 70-летие комбината.

Ответ: Да, и еще раз хочу поздравить коллег по Калининградскому янтарному комбинату и представителей всего янтарного сообщества. Ведь это юбилей не только предприятия, но и всей отрасли. И только вместе мы можем решить задачи, которые поставил перед нами президент Российской Федерации. Основная наша цель — работать для янтарной отрасли, для переработчиков и сделать так, чтобы янтарный край действительно стал таковым и именно здесь были сосредоточены все центры янтарной промышленности.

В рамках празднования юбилея комбината мы полностью реконструировали смотровую площадку — теперь это современный туристический объект с магазином и кафе. За первую неделю ее посетили две тысячи человек, автобусы с туристами идут один за одним. Практически готов новый современный демонстрационный зал с интерактивными экранами с историей появления янтаря на земле, историей добычи в древние времена, средние века, в современности.

Вопрос: На форуме прозвучали данные, что доход комбината многократно увеличился, с чем это связано?

Ответ: Очень долгое время цена, по которой реализовывался янтарь, была не совсем понятной. Если мы живем в условиях рынка, то и стоимость должна быть рыночная — так ведь? И для того, чтобы ее определить, решено было попробовать продавать янтарь на аукционах. Первый аукцион мы провели в 2015 году, в 2016 — еще три, в 2017 — два, но год еще не закончился. Ближайший пройдет 28-29 августа, как раз после Дня шахтера — нашего профессионального праздника.

Что это нам дает? Цена янтаря выросла в разы, и перепродавать его, заниматься спекуляцией сейчас стало невыгодно. Для тех предпринимателей, которые занимаются производством ювелирных изделий, повышение стоимости прошло без особых осложнений, а вот те, кто свой бизнес строил исключительно на перепродаже сырья, остались недовольны, маржинальная составляющая у них теперь равна нулю. Наша задача в том, чтобы развивать отечественный ювелирпром, и для этого, я считаю, именно такой путь — наиболее правильный.

И если закрытые аукционы — только для российских переработчиков, то иностранные покупатели с июня 2016 года могут в режиме онлайн приобрести янтарь на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже. Котировки янтаря там — это и есть его справедливая цена. Если в 2016 году через биржу продано около 20 тонн на сумму более 300 млн рублей, то в 2017 году уже 138 тонн на сумму свыше 813 млн рублей. С июня комбинат реализовывает янтарь только через биржу и через аукционы, больше купить его никак нельзя.

Участвовать, в принципе, может каждый. Все необходимые документы, которые требуется предоставить, чтобы покупать янтарь, указаны на сайте биржи. Те, кто говорит, что не может зарегистрироваться или, допустим, не может поймать свободный лот на торгах, лукавят — ничего сложного там нет, абсолютно открытый и прозрачный процесс. Даже ребенок разберется.

Вопрос: В 2016 году комбинат добыл 316 тонн янтаря. В этом году вы делаете прогноз на 450 тонн. За счет чего вы думаете выйти на такие показатели?

Ответ: Те плановые показатели, которые у нас есть, не взяты из головы — они рассчитаны еще при проектировке карьера и проведенной геологоразведке. В прошлом году мы наконец закончили добычу в зоне ледникового размыва, который очень затруднял процесс добычных работ. Сейчас в карьере разрабатывается слой с высоким содержанием янтаря.

Вопрос: Вы говорили, что готовится проект модернизации комбината на 5,5 млрд рублей, в результате которого фактически появится новое современное предприятие. Что изменится принципиально, кто разрабатывает проект?

Ответ: Опыт наработан у нас, несомненно, но тем не менее есть научно-исследовательские институты, научно-производственные корпорации, которые занимаются подобными вещами. Нам помогает компания ТОМС (технологии обогащения минерального сырья), она, как и комбинат, входит в госкорпорацию "Ростех". Есть две основные задачи: максимально сохранить янтарь в том виде, в котором он находится в земле.

Очень обидно, когда в результате добычи крупные куски ломаются, их цена сразу же снижается, получается, что из-за несовершенства технологии мы сами себя обворовываем. Вторая задача — максимально убрать человеческий фактор. Уверен, что на смену ручному труду придет что-то действительно современное. Сейчас мы ведем проектные работы, они должны завершиться в 2018 году, и после этого начнется строительство комбината.

Вопрос: Неоднократно говорилось о создании янтарного кластера. Что он будет включать в себя?

Ответ: У нас уже подготовлена дорожная карта, работа идет строго по плану. Кластер будет представлять собой группу компаний, которая будет располагаться на территории Калининградского янтарного комбината, для этого у нас есть все условия, помещения. Есть достаточно большой объем сырья, которое нужно будет переработать. Думаю, что это станет прорывным вопросом. Думаю, что потребуется два-три года, чтобы кластер заработал.

Вопрос: Кто сегодня работает на комбинате, есть ли специализированные программы по обучению специалистов, нуждается ли предприятие в новых кадрах?

Ответ: У нас с 2013 года идет постоянное увеличение численности персонала. По всем предприятиям, которые входят в Калининградский янтарный комбинат, в 2014 году было 817 человек, в 2016 году уже 986. И если в 2014 году средний возраст персона был 45 лет, то в 2016 году — 42. Идет омоложение кадров, мы столкнулись с тем, что персонал был достаточно пожилой, была опасность, что старики уйдут, а замены им не будет. Поэтому мы много усилий тратим, чтобы исправить ситуацию. Постоянно проводим профессиональную учебу, многих переучиваем на смежные специальности, чтобы у нас была система взаимозаменяемости. Машинистов шагающих экскаваторов мы полностью обучаем на предприятии.

Вопрос: В прошлом году комбинат впервые в своей истории заключил очень серьезный контракт с китайскими переработчиками. По условиям контракта половину сырья они должны переработать в России, как идет работа?

Ответ: Предприятие зарегистрировано, открыт банковский счет. Знаю, что они ведут переговоры с потенциальными партнерами по переработке сырья, понятно, что весь объем, который у них есть, они не в состоянии в ближайшее время сами переработать. Думаю, что здесь будет большая перспектива, в том числе и у местных производителей в кооперации с нашими китайскими партнерами. На сегодняшний день они приобрели у нас 180 тонн янтаря, по этому году еще осталось 100 тонн. На следующий год еще 200 тонн.

Знаю, что среди некоторых наших ювелиров ходят слухи, что китайцам достается лучший янтарь, но смею заверить — это не соответствует действительности: в контракте четко оговаривается, что покупатель получает камень разного качества в зависимости от того, в каких пропорциях его добывает комбинат.

Думаю, что иметь такого глобального стратегического партнера для любого предприятия достаточно большая удача. Мы можем планировать свои финансовые резервы, обновлять технику, решать массу вопросов в плановом порядке, а не думать о том, купят у нас сырье или нет.

Такой перспективный стратегический контракт сказывается очень позитивно на финансовом положении предприятия.

Но, как говорится, нельзя все яйца складывать в одну корзину. Задача стоит — увеличение объемов добычи, но с тем, чтобы не перенасыщать китайский рынок, надо завоевывать другие рынки и заниматься агрессивной политикой в этом плане. Но сейчас если, допустим, индусы захотят что-нибудь у нас купить, у нас нет в настоящее время необходимого объема. Будем работать в этом направлении.

Вопрос: Не оскорбляют ли вас высказывания, что янтарь — бабушкин камень, который годится на то, чтобы посыпать китайские статуэтки?

Ответ: Те, кто был на янтарном форуме Amberforum-2017 и видел, какие сегодня изделия продаются, могут подтвердить, что это далеко не бабушкин камень, это красивые стильные украшения. К сожалению, не так много художников, ювелиров, которые умеют показать всю красоту этого камня. Даже на территории Калининградской области их с десяток, больше нет. Но это такая немассовая профессия, которая требует большого таланта. Не бывает тысячи Рембрандтов или Фаберже. Чем интересен янтарь — тем, что он подходит буквально ко всему. Вот бриллианты к джинсам никак не подойдут, а янтарь, я считаю, на все случаи жизни — его можно сочетать как с вечерним нарядами, так и с повседневным и деловым гардеробом, он демократичный и универсальный.

Хочу акцентировать внимание на том, что комбинат работает для отрасли. Все, что мы делаем, даже если это модернизация производства, направлено на улучшение качества сырья и выдаваемой продукции, на стимулирование производителей создавать красивые востребованные изделия и в конечном итоге на увеличение интереса и спроса изделий из солнечного камня у потребителей. И конечно, мы делаем все возможное, чтобы аксессуары из янтаря стали популярными и модными среди людей вне зависимости от их возраста, социального статуса и других критериев.

Евгения Римко

Вестник Золотопромышленника

http://gold.1prime.ru/interview/20170822/219490.html