В 2016 году мировая добыча золота достигла пика, и с 2017 года эксперты GFMS ожидают начала снижения добычи, которое продлится несколько лет. Основная причина — отсутствие капитальных вложений (CapEx) в последние годы.

 

Насколько снизился CapEx, у каких компаний и какие ожидания на будущее?

 

 

Для ответа на этот вопрос мы собрали данные по публичным компаниям с капитализацией выше 100 млн долларов, добывающие золото как основной металл. Всего в выборку вошли 80 компаний, на их долю приходится около 50% мировой добычи золота и в 2007, и в 2016 годах.

 

Тема золота начала набирать популярность примерно с начала 2000 годов, период ежегодного роста на 15-30% цен золота продолжался с 2006 до 2011 год. На волне этого роста золотодобывающие компании наращивали CapEx — инвесторы хотели видеть рост добычи практически любой ценой. К 2012 году относительно 2007 года CapEx вырос в 3 раза.

 

CapEx 2007-2016, млрд долларов и цена на золото — долл/унция (источник — Bloomberg, LBMA, отчеты компаний):

 

К моменту, когда вложения наконец начали давать эффект и добыча стала расти, цикл пошел на спад — с 2013 года до 2015 год цены золота снижались на фоне приближения периода повышения ФРС США процентных ставок. На снижение цен компании отреагировали программами сокращения себестоимости, закрытием нерентабельных производств и, в первую очередь, — сокращением капитальных вложений.

 

Всего за последние 10 лет суммарные CapEx компаний золотодобывающей отрасли составили 196 млрд долларов. Капвложения мейджеров оказались гораздо волатильнее, чем остальных компаний — мейджеры снизили CapEx с пика в 3,6 раза, остальные — на 29%.

 

В категорию "мейджеры" (Majors) вошли компании с годовой добычей больше 1 млн унций (31,1 тонны) в 2007 году.

 

 

Динамика вложений неравномерна по компаниям: крупные существенно нарастили CapEx в период 2007-2012 годов, но еще больше снизили в 2012-2016 годы. За период 2007-2016 суммарные капловжения выросли, но весь прирост получился за счет менее крупных компаний:

К Majors в этой таблице также компании с годовой добычей выше 1 млн унций в 2007 году, к Midcaps — компании с годовой добычей в 2007 году выше 100 тысяч унций, Juniors — с добычей менее 100 тысяч унций, Explorers — не ведущие добычу в 2007 году и новые — компании, созданные позже 2007 года.

 

Бурный рост CapEx в 2007-2012 годах должен был увеличить добычу. Но для мейджеров, по большей части эта цель не была достигнута. Из 10 компаний существенного роста достигли только четыре:

  • Kinross Gold Corp
  • Goldcorp Inc
  • Newcrest Mining
  • "Полюс"

 

Если учесть, что рост добычи Kinross во многом обеспечен российским месторождением Купол, получается, что из четырех компаний наиболее существенный прирост показали работающие в РФ — "Полюс" и Kinross.

 

 

Суммарно мейджеры (10 лидеров отрасли) инвестировали 114 млрд долларов — больше половины от общих инвестиций и снизили добычу на 14% или на 4 млн унций. В тоже время, остальные 70 компаний инвестировали 82 млрд доллара и увеличили добычу в 3,2 раза или на 16 млн унций.

 

Большая часть инвестиций в итоге оказалась списана из-за обесценения — наибольшие списания у Barrick, Goldcorp, Newmont. Суммарно у всех мейджеров списания за 10 лет эквивалентны 63% от осуществленных CapEx за этот же период

 

 

У менее крупных компаний ситуация гораздо благоприятнее: списания Midcaps эквивалентны 33% CapEx за период, Juniors — 15%, Explorers — 30%, Новых — 16%. В России списаний почти не было, существенные объемы только у "Полюса" — 400 млн долларов в 2013 году, в основном по месторождениям Нежданинское, Дегдеканское и Куранах.

 

Динамика запасов также показывает неэффективность крупных компаний. Основные причины снижения запасов — переоценка в связи с пересмотром долгосрочных прогнозных цен, продажа активов, невосполнение добытых унций.

 

Однако суммарные запасы выросли на 21% — за счет компаний, которые в 2007 году были в геологоразведочном состоянии. Более половины всего прироста запасов этих компаний обеспечили две — NovaGold и Seabridge.

 

Основной проект Seabridge — KSM, расположенный в Канаде, c запасами 38 млн унций требует CapEx 5,5 млрд долларов.

 

У Novagold два основных проекта — Donlin Creek совместно с Barrick и Galore Creek совместно с Teck Resources.

 

Суммарные запасы категорий Proven&Probable, млн унций:

 

Россия в этом контексте — CapEx, добыча, списания и запасы — выглядит гораздо лучше, чем остальной мир. За 10 лет крупнейшие российские компании увеличили добычу в 2,2 раза, всего в России добыча выросла за этот период на 64% против прироста в мире на 27%. Суммарные запасы P&P выросли на 47%, что так же лучше общемировых трендов.

 

По компаниям снижение запасов только у "Полюса" — на 4,3 млн унций. По динамике вложений, с пика 2013 года снижение так же, как и в остальном мире, с 2007 года рост почти в 2 раза против мирового прироста на 49%.

 

Возможно 2016 год стал переломным — в 2016 году цены на золото впервые с 2012 года выросли на 8%, капитализации крупнейших золотодобывающих компаний выросли в среднем в 2 раза. Компании отрасли, за исключением мейджеров, начали инвестировать в свое развитие и увеличили CapEx. Мировые компании, кроме мейджеров, увеличили CapEx на 5%, при этом лидеры отрасли — снизили на 17%. На этом фоне прирост капвложений российских компаний — на 27%.

 

Мейджеры "догонят" коллег в 2017 году — на следующий год почти все запланировали рост CapEx, в среднем на 30%. Интересно, что их инвесторы пока не готовы к масштабным проектам. В конце марта Goldcorp сообщила о покупке Exeter за 185 млн долларов с премией в 67% к рыночной цене, акции Goldcorp отреагировали на новость падением на 7%. Exeter — один из мега-проектов "золотой лихорадки" 2009-2011 годов, на пике — в 2010 году компания стоила 670 млн долларов — в 3,6 раза больше, чем сейчас, при том, что цены на золото тогда были примерно на сегодняшнем уровне.

 

Стратегия "рост любой ценой", которой следовали компании в период роста цен на золото и прогнозов о достижении 2000 долл/унция и больше, привела лидеров отрасли к кредитам — проблема, которая сейчас по большей части уже решена, снижению добычи, запасов и списанию активов.

 

Свободный денежный поток Barrick отрицательный в 2007-2016 годы в объеме 2 млрд долларов, а акции упали на 46%. При том, что цены на золото выросли в 2 раза. Отчасти это можно объяснить тем, что крупным компаниям сложно расти — если добыча уже 8 млн унций в год, для заметного роста нужны по крайней мере 2 проекта с годовой добычей не менее 500 млн унций. Таких проектов в мире очень мало, а качественных и низкорисковых среди них еще меньше. Альтернативная возможность — десяток проектов с годовой добычей 100 млн унций. Таких проектов гораздо больше, но их реализация в рамках одной компании сложнее из-за размытия фокуса.

 

Дарья Фёдорова, Вестник Золотопромышленника

 

 

http://gold.1prime.ru/analytics/20170418/196076.html